Работа на тему "Изменение организационных форм адвокатской деятельности"

Изменение организационных форм адвокатской деятельности

Андрюшечкина Татьяна Сергеевна,
студентка 2 курса юридического колледжа РАП

Москва, 2003

Новый федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 № 63-ФЗ стал воплощением идеи формирования единого адвокатского корпуса страны и первым постсоветским актом о деятельности адвокатов и их объединений, закрепившим статус адвокатуры как независимой, самоуправляемой организации.
Статьей 20 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (далее - Федеральный закон) установлено, что формами адвокатских образований являются: адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация. Адвокаты вправе в соответствии с Федеральным законом самостоятельно избирать форму адвокатского образования и место осуществления адвокатской деятельности.
Фактически закреплен территориальный принцип создания адвокатских образований, замыкающихся на Адвокатские палаты субъектов федерации и на Федеральную палату адвокатов Российской Федерации – общероссийскую корпорацию адвокатов. Решение об образовании Федеральной палаты принял 1 Всероссийский съезд адвокатов, состоявшийся в Москве 31 января сего года.
Реальное объединение адвокатуры будет сложным процессом из-за сложившегося разделения коллегий адвокатов на традиционные (территориальные) и специализированные, в основном носящие межтерриториальный характер. В связи с этим реализация положений нового закона была более болезненной для второго типа коллегий. Так, например, Межреспубликанская коллегия адвокатов, специализирующаяся долгие годы на правовой помощи в закрытых административно-территориальных образованиях и лицам, работающим на особо режимных объектах, в том числе военнослужащим, у которой юридические консультации были расположены на всей территории страны, на своей конференции преобразована в «Межреспубликанскую коллегию адвокатов» Московской городской адвокатской палаты, большинство юридических консультаций коллегии продолжили работы уже в качестве ее филиалов.
В основном коллегии адвокатов, образованные по Положению об адвокатуре преобразованы в организационную форму коллегий, сторонники адвокатских кабинетов и бюро имеются в основном в больших городах, где у «раскрученных» адвокатов имеется своя небедная клиентура.
Особого рассмотрения требует новая форма адвокатской деятельности - «юридические консультации». (Прежние юридические консультации имеют статус по новому закону филиалов коллегий).
В соответствии с п. 8 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката обязанности адвоката, установленные законом при оказании им юридической помощи доверителям бесплатно или по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда не отличаются от обязанностей при оказании юридической помощи за гонорар.
Образование так называемых «муниципальных адвокатур» - юридических консультаций в случае недостаточного числа адвокатов в других формах образований (ст.24 Федерального закона), где будут работать адвокаты, направленные советом адвокатской палаты, уже заведомо делит адвокатское сообщество на адвокатов разного сорта – элитных и адвокатов, которые должны ждать в качестве оплаты своего труда подачки от адвокатского сообщества или выполнения своих обязанностей государственными органами. И кого будет направлять адвокатская палата, если желающих не будет?
А если адвокатов больше установленного законом (ст.24) минимума – 2 адвоката на 1 федерального судью, то в этом случае каким образом должна быть обеспечена бесплатная помощь? Какие права существуют у адвокатской палаты и правовые механизмы воздействия на адвокатские образования, чтобы принудить их оказывать бесплатную юридическую помощь населению? А если совет адвокатской палаты не предпринимает должных мер по организации такой деятельности, не принимают меры по обоснованным жалобам и заявлениям, то Минюст России и его территориальные органы по новому закону никаких полномочий по контролю и принуждению в отношении советов адвокатских палат не имеет.
Финансирование должно осуществляться советом адвокатской палаты в соответствии со сметой, утвержденной собранием (конференцией) адвокатов (п.3 ч.3ст.31), однако источники поступления средств на содержание адвокатов юридических консультаций в федеральном законе четко не определены, и вопрос требует более детальной регламентации на уровне подзаконных актов. По мнению ряда руководителей адвокатских палат применение ст. 24 проблематично, поскольку не обеспечено финансово и кроме того, встают организационные вопросы материального обеспечения образуемых юридических консультаций. Если даже адвокат и согласен выехать на работу в проблемные районы, кто будет выделять им служебные помещения, квартиры, платить достойную заработную плату? Требование нормы об образовании юридических консультаций в проблемных районах не всегда разумно, так как не будет обеспечена должная нагрузка на адвокатов, к тому же если нагрузка может быть не велика у членов палаты из соседних районов. В связи с этим, советы адвокатских палат пытаются обеспечить юридическую помощь в проблемных районах путем направления в командировки адвокатов коллегий.
Складывается практика, что органы дознания, следствия и суд обращаются по вопросу выделения адвоката по назначению в «бывшие» коллегии, крупные адвокатские образования, которые и несут бремя бесплатных услуг. Поэтому должен быть отработан правовой механизм возмещения затрат таким коллегиям не только за счет средств государства, но и за счет адвокатов, не участвующих в такой деятельности.
К тому же возникает вопрос – а почему число адвокатов, которое должно быть в судебном районе, в статье 24 федерального закона координируется с федеральными судьями, ведь в настоящее время корпус мировых судей составляет уже более трети федеральных, а рассматривают они более четверти уголовных дел, более половины гражданских дел, три четверти дел об административных правонарушениях. Основная доля дел, по которым оказывается бесплатная правовая помощь, рассматриваются мировыми судьями (взыскание алиментов, возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с трудовой деятельностью – п.1 ч.1 ст.26). В соответствии с п.3 ч.1 ст. 26 Федерального закона бесплатная помощь также оказывается гражданам Российской Федерации – при составлении заявлений о назначении пенсий и пособий, что может быть не связано с обращением в суд. Объем участия адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора или суда связаны с уровнем регистрируемой преступности, числом возбужденных уголовных дел, а не с числом судей.
Считаю, что в старом законе был более эффективный механизм воздействия на общественные организации адвокатов. В ст.32,33 Положения об адвокатуре предусматривался контроль со стороны органов юстиции за соблюдением закона об адвокатуре, ими устанавливался порядок оказания адвокатами юридической помощи, в статье 35 предусматривалась возможность приостановления государственными органами решений общих собраний (конференций) или постановлений президиума коллегии адвокатов.
Участие Минюста России в деятельности Федеральной палаты Российской Федерации сейчас ограничивается представительством и совместной работой над проработкой предложений об изменении законодательства об адвокатской деятельности.
Роль органов юстиции федеральным законом фактически сведена к учетно-регистрационной. Хотя именно Минюст России и его территориальные органы должны организовывать обеспечение правовой помощи гражданам, в том числе и рассматривать вопросы целесообразности создания юридических консультаций в проблемных регионах.
Реализация учетно-регистрационной функции органов юстиции, предусмотренная приказом Минюста о порядке ведения реестров адвокатов, не сможет обеспечить анализ процессов, происходящих в адвокатской деятельности, в развитии их организационных форм, а также способствовать полному взысканию налогов и сборов.
Показатели, предусмотренные формой реестра, не обеспечивают возможность учета адвокатов, не участвующих в деятельности адвокатской палаты субъекта. Так в соответствии с Приложением № 1 к Порядку ведения реестров адвокатов субъектов Российской Федерации в реестр не вносятся сведения о месте жительства адвоката, членстве в адвокатской палате, организационной форме адвокатской деятельности, месте осуществления адвокатской деятельности. Отсутствие таких сведений сложно объяснить каким-либо глубоким тайным смыслом, поскольку в другом реестре - для иностранных адвокатов, в соответствии с Положением, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 19.09.2003 г. № 584 должны быть отражены такие реквизиты как адрес и телефон постоянного места жительства или пребывания.
Кроме того, во взаимоотношениях между советом адвокатской палаты, территориальным органом юстиции есть пробелы, позволяющие лицам, получившим удостоверения адвоката, как сдавшие квалификационные экзамены, и внесенные в реестр, в дальнейшем не поддерживать никакой связи с адвокатским сообществом. Отсутствие такой связи означает неучастие адвоката в содержании исполнительных органов Адвокатских палат и возможность неучастия в оказании бесплатной правовой помощи и в «невыгодных» делах по назначению.
В соответствии с п.1.5. Порядка ведения реестра Территориальный орган Минюста России ежегодно направляет в адвокатскую палату субъекта Российской Федерации копию регионального реестра. Если лицо имеется в реестре, но не является членом соответствующей адвокатской палаты, неизвестно, где он осуществляет свою деятельность и является ли членом адвокатской палаты другого региона (если не поступило сообщение об исключении от другой палаты). Механизм, кто и что должен делать в этой ситуации, не определен нормативными документами. Также не урегулирован переход и не определено правовое значение адвокатов из палаты в палату. Правовые последствия истечения месячного срока со дня исключения не определены.
В связи с предоставленной законом свободой осуществлять деятельность на территории всей Российской Федерации, будучи учтенным в реестре одного региона и являясь членом соответствующей адвокатской палаты, адвокат будет осуществлять свою деятельность в более удобных, богатых регионах, где будут обеспечены высокие доходы.
Уже на сегодняшний день по данным органов юстиции в субъектах Российской федерации, которыми произведена перерегистрация адвокатов, сохранивших свой статус после вступления в силу закона в реестр, включено 58 тыс. адвокатов, видно, что основная часть сконцентрирована в столичном регионе: 6,6 тыс. зарегистрированы в Москве, 3,6 тыс. – в Санкт-Петербурге, 3,4 тыс. – в Московской области, в то же время на Чукотке – всего 5, Сахалинской области – 170.
В целом, сам порядок ведения реестров на бумажных носителях, без использования автоматизированных технологий крайне неудобен, к тому же с учетом положения закона о возможности осуществления адвокатом своей деятельности на всей территории Российской Федерации должен решаться вопрос о создании единой автоматизированного реестра российских адвокатов.
В последнее десятилетие, предшествующее принятию федерального закона произошло «размывание» крупных адвокатских образований, с которыми было возможно реальное взаимодействие со стороны Минюста России. Прежние, предусмотренное Положением об адвокатуре, формы взаимодействия адвокатского сообщества с государственными органами стали нереализуемы на практике.
Появление единых органов адвокатского сообщества на уровне субъектов федерации и федеральном уровне могло бы способствовать наилучшему взаимодействию адвокатского сообщества и государства, однако это требует проработки соответствующего правового регулирования и участия государственных органов в обеспечении гражданам квалифицированной правовой помощи в любой самой отдаленной точке страны в предусмотренных законом случаях бесплатно или за разумную, соответствующую среднему уровню доходов оплату.


Использованная литература:

1. Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
2. Закон РСФСР от 20.11.1980 «Об утверждении положения об адвокатуре»
3. Постановление Правительства Российской Федерации от 19.09.2003 № 584 «Об утверждении Положения о ведении реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации»
4. Приказ Минюста России от 29.07.2002 № 211 «Об утверждении порядка ведения реестров адвокатов субъектов Российской Федерации»
5. Кодекс профессиональной этики адвоката, принятый Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года
6. Журнал «Российский адвокат» №№ 4,5 /2002, №№1,2,3,5/2003.